Михаил Кожемякин.

"Делай, что должен, и пох_й, что будет."

Previous Entry Share Next Entry
Форма одежды советской милиции (для сборника Издательства МВД "Советская милиция"). Часть 1.
m1kozhemyakin
24521
История формы одежды Милиции СССР чрезвычайно подробно и основательно изложена в монографии Л.Н.Токаря "История российского форменного костюма. Советская милиция. 1918 -1991." (СПб., 1995.), которая на данный момент несомненно является лучшей работой по теме и содержит разнообразный, четко систематизированный и, действительно, практически исчерпывающий материал. К сожалению, широкой аудитории доступна только электронная версия книги, лишенная иллюстраций. Ценным дополнением к книге в этом отношении служит материал с сайта Л.Н.Токаря "Ведомственная Геральдика", представляющий также обширный и тщательно подобранный иллюстративный ряд по истории формы одежды и знаков различия советских стражей порядка.
Проблема творчески развита В.Т.Власенко в его работе "Униформа и знаки различия советской милиции." Ч. 1-10.
После таких фундаментальных исследований предлагаемый очерк не может претендовать более, чем на переработанное в заданных форматом данного сборника сжатых рамках изложение материала по истории милицейской формы одежды, уже известного заинтересованной аудитории из вышеуказанных и других научных работ, ведомственных нормативных актов, мемуарной литературы и т.д., дополненное некоторыми примерами и комментариями.

Февральская революция 1917 г. положила конец двухсотлетней истории полиции Российской империи. В Петерограде и ряде других районов охваченной беспорядками страны это сопровождалась многочисленными убийствами чинов полиции революционными толпами и вставшими на их сторону войсками, а также уголовными элементами. Когда 10 марта 1917 г. Департамент полиции был упразднен постановлением Временного правительства, на большей части территории России правоохранительных органов уже практически не существовало.
Тем не менее, на местах революционерами предпринимались попытки создания вооруженной охраны порядка. Так уже с конца февраля – начала марта 1917 г. улицы в Петрограде начли патрулировать военнослужащие, при чем каждому отделению назначался начальник из числа революционных студентов, хорошо знавших город. 4 марта было объявлено о создании Петроградской народной милиции. Единственными знаками отличия милиционеров были белые нарукавные повязки с проштампованными красными литерам «Г.М.» - «городская милиция» и печатью милиции. Подобно «старорежимным» городовым, каждый милиционер получал личный номер, который был пропечатан на его повязке и удостоверении.Кронштадская милиция, образованная примерно тогда же преимущественно из учащейся молодежи, носила на повязке литеры «К.Г.М.» - «Кронштадская городская милиция». 8 марта была учреждена Московская городская народная милиция, аналогичные формирования создавались и в некоторых других городах России. Крайне скудные документальные сведения и воспоминания о работе этих органов позволяют предположить, что особой формы одежды они не имели, и принадлежность к полиции определялась только по повязкам с соответствующими литерами и, в ряде случаев – с изображением городского герба (например, в Ревеле/Таллине и Нижнем Новгороде).
Первые попытки централизованного формирования новых структур общественной безопасности были предприняты правительством Георгия Львова (предшественника А.Ф.Керенского) только 17 апреля 1917 г., когда были выпущены постановление «Об утверждении милиции» и «Временное положение о милиции». Вторым из этих документов предписывалось «ношение чинами милиции установленной форменной одежды при исполнении служебных обязанностей» и вооружение их револьверами и холодным оружием. «Народная милиция» формировалась по территориально-административному принципу и находилась в ведении «земских и городских общественных управлений». Следовательно, заботы по обмундированию «милицейских», как именовались тогда служители милиции, ложились на плечи этих органов власти. Следует отметить, что милиция Временного правительства существовала в период между двумя российскими революциями параллельно с аналогичными формированиями ряда политических сил – большевиков, анархистов и т.д., при этом все эти структуры мешали друг другу и боролись не столько с преступностью, сколько со своими идеологическим противниками. Тем не менее, отряды, подчинявшиеся большевицкому Совету Петроградской народной милиции, носили общие повязки Петроградской городской милиции в сочетании с красным бантом.
Летом 1917 г. были отмечены первые попытки введения для милиционеров единой формы, не пошедшие, впрочем, дальше проектов. При этом в Петрограде и Нижнем Новгороде проекты милицейского обмундирования отступали от существовавшей прежде в России традиции сходства полицейского и военного (сухопутного) мундиров и демонстрировали европейское влияние. Цвета пальто и мундиров были черными и темно-синими, брюки предписывалось носить навыпуск, фуражки у питерцев были и вовсе спортивного «яхт-клубного» типа с городским гербом. Однако нарядиться такими франтами милиционерам не позволила Октябрьская революция, хотя, по некоторым данным, в Петрограде уже было закуплено сукно для пошива формы. Стражи порядка «свободной Северной пальмиры» успели получить только новые знаки различия: для ношения на левом рукаве – белые щитки с литерами «Г.М.», на правом - шевроны углом вверх, у рядовых – красного цвета, у «участковых комиссариатских чинов» - серебристого, и у чинов Управления милиции – золотого. Должности (милиционер, старший милиционер, участковый комиссар и его помощник, начальник полиции и его помощник) определялись по числу шевронов.
Московская милиция, наоборот, сохранила верность военным традициям униформы. Приказом от 6 августа 1918 г. для всех чинов вводилась армейская форма, самым оригинальным предметом которой был брезентовый плащ, изначально разработанный для самокатных и автомобильных частей Российской императорской армии. Милиционер обеспечивался револьвером со шнуром, кобурой к нему и свистком. Знаками отличия московских стражей порядка являлись латунные жетоны треугольной формы «со скругленными краями» с изображением городского герба, надписью «Московской народной милицiи милицонеръ» и выбитым личным номером служащего. Жетонов у каждого бойца было два: большой для ношения на груди слева, и малый – на околыше фуражки. 25 августа была учреждена единая система знаков различия должности, определявшаяся по числу продольных черных и белых полос на красной нарукавной повязке с изображением городского герба. У уголовно-розыскной милиции полосы были зелеными, у продовольственной - желтыми. При этом система милицейских званий в Москве была весьма разветвленная: надзиратели, десятники, участковые комиссары с несколькими рангами помощников, инспекторы нескольких видов, чиновники для поручений, начальники различных ведомств со своими помощниками и т.д.
Октябрьская революция, приведшая к власти большевиков, во второй раз за 1917 г. полностью разрушила структуру охраны общественной безопасности в России. Следуя своим идеологическим постулатам о замене армии и полиции «всеобщим вооружением трудящихся масс», сподвижники Ульянова-Ленина в постановлении «О рабочей милиции» от 28 октября 1917 г. (за подписью наркома внутренних дел А.И.Рыкова) не предусматривали ее четких организационных форм. Вплоть до мая 1918 г. охрана порядка осуществлялась разрозненными добровольными рабочими дружинами при эпизодической поддержке верных большевикам воинских частей (в т.ч. моряков), если осуществлялась вообще. Разумеется, ни о какой форменной одежде даже не было речи. Красная повязка и винтовка носились в те страшные времена не только самочинными милиционерами, но и всевозможными полубандитскими формированиями.
Быстро осознав необходимость формирования эффективного государственного аппарата, опирающегося на силу, большевики перешли к созданию организованных структур охраны порядка. 10 мая 1918 г. Коллегия Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) РСФСР постановила: «Милиция существует как постоянный штат лиц, исполняющих специальные обязанности, организация милиции должна осуществляться независимо от Красной Армии, функции их должны быть строго разграничены». Рабоче-крестьянская милиция (РКМ) с первых шагов стала предметом особой заботы советского государства: ей предстояло стать не только защитницей «социалистической законности», но и символом силы Советской власти в глазах населения. Осенью 1918 г. на Коллегией НКВД был окончательно утвержден проект зимней и летней формы одежды милиции. Летняя форма была темно-синей и состояла из фуражки, кителя с накладными нагрудными карманами и хлястиком, брюк-«полугалифе» и ботинок с обмотками. Китель застегивался на пять больших форменных пуговиц, на клапанах карманов, обшлагах и вортнике (отложном для комсостава и «стойке» для рядовых) нашивались малые пуговицы. Зимняя форма одежды шилась из сукна цвета «маренго» (темно-серого с синим отливом) и дополнялась шапкой-«финкой» (также употреблялся вариант названия: "финляндка") с оторочкой из «искусственного барашка» и кожаным козырьком, двубортным пальто с меховым воротником, сапогами, а для несения караульной службы – полушубком. Летом милиционеры носили коричневые нитяные перчатки, а зимой – черные кожаные перчатки с подкладкой. Согласно архивным материалам, существовал вариант униформы и для женщин-милиционеров, которых стали принимать на службу в 1919 г.: однобортное черное пальто, гимнастерка, френч, юбка и берет синего цвета.
Первым символом советской милиции стал металлический знак в виде на красного щита с изображением серпа и молота, помещенных крест-накрест рукоятками вниз. Щит был окружен венцом из колосьев, серебристых у рядового состава и золотистых – у командного, завязанных внизу красной лентой с литерами «РСФСР». Знак этот носился на левой стороне груди , в уменьшенном варианте – на головном уборе. Преемственностью с дореволюционной полицией в первые годы Советской власти стал индивидуальный номер милиционера, помещавшийся в нижней части значка. Имелся и так называемый «постовой знак». Он носился на груди при исполнении служебных обязанностей и представлял собой щит белого металла с названием участка, волости или деревни и номером поста.
Знаки отличия по должностям были введены в Рабоче-крестьянской милиции несколько позднее, чем в Красной армии. Они были учреждены Приказом Милиции Республики от 15 декабря 1920 г. Комсоставом на левом рукаве носился матерчатый щиток крапового цвета, в который была вписана красная звезда, а на звезду желтой краской наносились серп и молот в венке из колосьев, а белой краской – литеры «РСФСР». Должность определялась по количеству ромбов, дисков и полудисков того же цвета и материала, что и щиток, нашивавшихся под ним в горизонтальном порядке. Многочисленные ведомственные документы свидетельствуют о постоянных усилиях милицейского начальства тех лет по внедрению уважения к милицейской форме и символике среди не всегда сознательных сотрудников, пришедших в «органы» с фронтов Гражданской войны. На нарушителей налагались суровые дисциплинарные взыскания.

Однако на фотографиях первых советских милиционеров не часто встретишь людей в красивой и эффектной форме образца 1918-20 гг. Преобладают поношенные солдатские гимнастерки и шинели, френчи и кожанки, армейские фуражки и шлемы-буденовки. Ограниченные возможности Советской власти позволили обмундировать согласно букве приказа только часть милиционеров Петроградской, Московской и Псковской губерний. Остальные стражи революционного порядка в РСФСР продолжали носить военную форму или гражданскую одежду. Такой же разнобой был и с вооружением милиции, располагавшей винтовками, револьверами, пистолетами и холодным оружием (шашками, штыками, тесаками-бебутами) самых различных систем. Не будет преувеличением заявить, что при обеспечении органов внутренних дел оружием и боевым снаряжением советское руководство придерживалась принципа: выдавать излишки, оставшиеся от армии.
Окончание Гражданской войны, укрепление Советского государства и некоторая стабилизация экономического положения в годы НЭПа позволили снова поднять вопрос о единообразном обмундировании милиции. В духе времени он решался в коммерческом и демократическом духе. С августа 1922 г. Главное Управление милиции РСФСР объявило торги среди государственных частновладельческих фирм «на постройку шинелей, обмундирования и нательного белья» для милиционеров. А в сентябре 1922 г. Управленим был открыт конкурс проектов милицейской формы одежды. Газетные публикации того времени сохранили условия, предъявлявшиеся руководством органов внутренних дел к форме:
«1. Выпукло выделять работников милиции из среды прочих граждан;
2. Отличаться от формы одежды Красной Армии;
3. Быть приспособленной к несению службы в городе и при полевых военных действиях;
4. Быть одинаково удобной для ношения и конного строя;
5. Быть ноской, немаркой, нерезкой по цветам, защищать от непогоды и стужи.»
К сожалению, доподлинно неизвестно, кто из видных художников начала 1920-х гг. гг. принял участие в этом интереснейшем конкурсе, однако свои соображения активно представили милицейский комсостав и даже многие рядовые сотрудники. На основании «инициативы снизу» был выработан окончательный вариант, и новая форма одежды была введена с 24 января 1923 г. Приказом Милиции Республики.
Согласно всеобщему признанию, новое обмундирование было очень красивым, даже несколько вычурным. Особенно ярким получился его зимний вариант. Одетые с иголочки милиционеры смотрелись на заснеженных улицах советских городов как нарядные игрушечные солдатики, и своим многоцветием вскоре заслужили у обывателей шутливое прозвище «снегирей».

Зимнее суконное пальто-бекеша шилось из материала черного цвета или «маренго». Покрой был приталенный, двубортный, с десятью сверкающими форменными пуговицами с серпом и молотом – желтого металла для пешей милиции, угрозыска и административного состава, а для конной милиции и технического состава - белого металла. Краповый отложной воротник обшивался кантом «приборного цвета»: для пешей милиции, угрозыска и админсостава – зеленого, для конной милиции – желтого. Приборного же цвета были и петлицы удлиненной стреловидной формы, обшитые черным кантом. Зимняя шапка-«финка» была особенно красочна: из крапового сукна с двойным кантом приборного цвета, с лакированными черными козырьком и подбородным ремешком, с оторочкой-назатыльником из серого искусственного меха (официально именовавшегося «барашком», однако получившего в народе прозвище «искусственной собаки»). К зимней караульной форме полагались войлочный башлык (по некоторым данным, также с кантом приборного цвета), валенки-«бурки», а в особо лютую стужу – полушубок. Этот последний предмет обмундирования выдавался из запасов, оставшихся еще от Российской императорской армии, и потому удостоился среди сотрудников Рабоче-крестьянской милиции неофициального названия «романовского».
Летняя форма одежды состояла из френча, облегченной гимнастерки, шаровар (фасона «галифе») и фуражки. Сапоги и ременное снаряжение было единым для всех сезонов. Френч с отложным воротником крапового цвета, пятью большими и четырьмя малыми форменными пуговицами, накладными карманами и хлястиком шился из черного сукна для всех служб милиции, кроме конной, цветом которой был синий. Гимнастерка с отложным воротником, накладными карманами и обшлагами на рукавах во всех ведомствах была белая, а у конной милиции – опять же синяя. Петлицы вышеописанного образца носились и на френче, и на гимнастерке, а кант по воротнику имелся только на френче. Фуражка с краповым околышем обшивалась кантом приборного цвета, тулья была черной у всех служб, а у милицейской конницы – синяя. Летом носились фуражки с белым верхом. Цвет шаровар с кантом приборного цвета по шву соответствовал цвету френча. Для комсостава и админсостава существовал вариант «клубных» брюк навыпуск для ношения с ботинками вне строя.
Приказом от 20 марта1923 г. в Рабоче-крестьянской милиции были введены
новые знаки различия по должностям для ношения на петлицах. Они были весьма сложны. Сочетание и число ромбов, «кубиков», «угольников», звездочек, продольных и поперечных просветов молодым сотрудникам приходилось зазубривать наизусть, тем более, что в период с 1923 по 1925 г. оно несколько раз менялось. Первое время напетличные знаки различия изготавливались из крапового сукна, впоследствии были заменены металлическими, покрытыми цветной эмалью. Курсанты милицейских школ носили на петлицах шифровки своих училищ, нанесенные желтой краской.
В 1924 г. милицейская униформа Страны Советов пережила «промежуточную» реформу. Для простоты пошива краповые воротники заменили одноцветными с френчем или бекешей, однако значительно усложнилась система знаков отличия. Административно-хозяйственный состав получил черные петлицы и белый кант, а ведомственная милиция – бирюзовые петлицы с черным кантом и бирюзовый кант на форме.
Ряд изменений претерпела и милицейская геральдика. До 1926 г. знаки для ношения на груди и на головном уборе оставались, за исключением мелких изменений, прежними. Только, в связи с образованием Советского Союза, их унифицировали для всех союзных республик и убрали надпись РСФСР. 3 сентября 1926 г. приказом Центрального административного управления Наркомата внутренних дел (ЦАУ НКВД) были введены новые нагрудные знаки и знаки на головные уборы для личного состава Рабоче-крестьянской милиции. Они представляли собой щит зеленого цвета с изображением серпа и молота в обрамлении серебристых колосьев. В нижней части нагрудного знака милиционеров все еще размещался личный номер. Нагрудный знак комсостава был украшен изображением обвивавшей колосья зеленой ленты с литерам аббревиатуры данной союзной республики, а также увенчан красной звездой. Значки-кокарды были одинаковыми для всех рангов.
6541505jhp
В 1926-27 гг. ЦАУ НКВД занялось новым преобразованием милицейской формы одежды. Красочные «снегири» уходили в прошлое вместе с НЭПом и романтическими иллюзиями о «прекрасном новом мире» первого десятилетия Советской власти. Крепнущему тоталитарному режиму Сталина был нужен иной образ милиции – строгий, суровый, способный вселять трепет. Элегантные бекеши были заменены на однобортные черные шинели военного образца, застегивавшиеся на крючки. Зимние шапки некоторое время оставались прежнего покроя, но шились из черного сукна и черного искусственного меха. Конной милиции пришлось расстаться со своей гордой синей формой и переодеться в черное, как и остальным службам РКМ. Для высшего и старшего начальствующего состава был введен черный френч открытого типа с четырьмя накладными карманами – еще один устрашающий символ «гражданина начальника» сталинской эпохи. С френчей милиционеров исчезали прежние яркие цвета ведомственной отделки. Петлицы оставались только двух цветов – красные для «милиции и угрозыска всей республики» и синие – для органов автономных областей, кант единого желтого цвета сохранялся только вокруг петлиц и на головных уборах. С 1 октября 1926 г. обмундирование старого образца разрешалось использовать только «до истечения срока носки».
Реформу завершил приказ Наркомата внутренних дел от 6 ноября 1928 г., вводивший «унифицированную форму одежды, петличных знаков различия и знаков на головные уборы для милиции, уголовного розыска и администрации мест заключения». Новая форма подразделялась «по времени ее приминения – на летнюю и зимнюю», и «по назначению – на повседневную и постовую». Своим покроем она приближалась к армейским образцам, однако имела легко опознаваемую расцветку «органов». К тому же начсостав отныне имел четкие внешние отличия от рядовых милиционеров. Френчи начсостава, «открытые» и «закрытые», а также его повседневные гимнастерки и галифе изготавливались по индивидуальной мерке из материала лучшего качества, чем у рядовых (тонкое сукно, драп, шевиот и т.д.) и были темно-синего цвета. Простые милиционеры имели черные френчи, гимнастерки и галифе. Черные однобортные шинели и летние хлопчатобумажные гимнастерки цвета хаки были единого образца для всех рангов. Зимним головным убором являлась папаха из черного каракуля (искусственного у рядовых и естественного - у начсостава) с донцем из сукна защитного цвета, по покрою напоминавшая кубанку. Согласно фотодокументам конца 1920-х – начала 1930-х гг., в союзных республиках с жарким климатом личный состав милиции продолжал носить летние белые гимнастерки и фуражки с белыми тульями. Прямоугольные петлицы и околыши фуражек при всех видах формы одежды шились из крапового сукна. Тульи фуражек начсостава были синими, рядового состава – черными, летних облегченных фуражек - защитного цвета. Канты на петлицах, фуражках и донцах папах были зеленого цвета для угрозыска и желтого – для остальных служб РКМ. Новый металлический эмалированный знак для ношения на головных уборах, введенный приказом от 9 января 1929 г. представлял собою треугольный щит, «с двумя полукруглыми выемками по бокам по верхнему краю», красного цвета с изображением серпа и молота. Нагрудные значки милиционеров с выбитым личным номером ушли в прошлое. Знаки различия начальствующего состава милиции для ношения на петлицах также представляли собой щитки аналогичной формы, покрытые синей эмалью, а у высшего начсостава – золотистые и серебристые.
lengubern
Оперативный состав угрозыска в 1920-30-х гг., в связи со спецификой своей службы, нередко носил «на задании» штатскую одежду. Черно-белые фотографии той поры позволяют судить о наличии у сотрудников в штатском определенного стиля, вернее, двух: простых рабочих парней (кепочки, поношенные пиджаки, косоворотки) и «советских начальников» (френчи полувоенного покроя, кожаные пальто, рубашки с галстуками).
Тем временем эксперименты Совета народных комиссаров с формой одежды своих силовых структур успешно продолжались. 22 апреля 1931 г., в честь дня рождения «вождя мирового пролетариата товарища Ленина», для советской милиции и угрозыска была утверждена очередная форма одежды, на сей раз весьма оригинальная и даже вызывающая. Для граждан и немногочисленных иностранцев, находившихся в СССР, она бросилась в глаза прежде всего импозантными шлемами, представлявшими собою нечто среднее между красноармейской буденовкой и головным убором лондонского полицейского-«бобби». Шлем этот изготавливался из «прессованной шерстяной массы» в двух образцах – зимнем, темно-серого цвета, с теплым подшлемником и наушниками, и летнем – белом. На шлем помещалась металлическая или суконная «красноармейская звезда голубого цвета с союзным гербом на ней» - такова была теперь милицейская кокарда. Этот шлем «прослужил» в советской милиции как головной убор постового до 1939 г. и нередко носился с парадными белыми перчатками. В народе его почему-то прозвали "здравствуй и прощай" (вариант: «прости-прощай»).
Vol-Muzeum-MVD-014
Вторым важным нововведением стал «демисезонный» прорезиненный плащ-реглан темно-серого цвета с поясом из той же ткани, пряжками на рукавах, прорезными карманами и пристегивавшимся капюшоном. Для несения патрульно-постовой службы в дождливый сезон значение подобной одежды сложно было переоценить.
1318731673_miliciya
Темно-серый стал в 1931 г. общим цветом обмундирования РКМ, а голубой – милицейским приборным цветом. Зимняя форма одежды состояла из однобортного пальто покроя «реглан» из шинельного сукна, застегивавшегося на пять красноармейских пуговиц желтого металла, суконной гимнастерки и брюк-«полугалифе», а для несения постовой и караульной службы – валенок с обшитым кожей задником и резиновыми галошами и «романовских полушубков». В летнее время носились хлопчатобумажные гимнастерки с накладными нагрудными карманами и такие же брюки, а в качестве головного убора «вне строя» - мягкая красноармейская фуражка с козырьком из прошитой ткани. Существовал облегченный вариант летней формы белого цвета. Однобортные кителя и брюки навыпуск милиционерам предлагалось приобретать за свой счет. Вспомнили, наконец, в приказе и о женщинах-милиционерах, разрешив им ношение «вместо брюк» юбки из форменного материала и «неуставной» дамской обуви темного цвета. Впрочем, сомнительно, чтобы пришедшие в милицию по комсомольской путевке эмансипированные советские девушки ранее чувствовали себя особенно обиженными, щеголяя в галифе и сапожках.
На летнюю форму нашивались прямоугольные голубые петлицы, а на шинель и плащ – ромбовидные, углом кверху. Красный кант пропускался по петлицам, воротнику, обшлагам рукавов и фуражке (за исключением белой формы).
Циркуляром НКВД от 20 мая 1931 г. для сотрудников милиции вводились 13 служебных категорий, быстро прозванных в обиходе, по аналогии со «старым режимом», «классными чинами». В связи с этим появились новые напетличные знаки различия – металлические треугольники (имевшие неофициальное название «уголки»), квадраты («кубики»), прямоугольники («шпалы») и ромбы, покрытые синей эмалью. Для слушателей школ начсостава милиции были установлены к ношению золотистые металлические литеры их учебных заведений.
Форма одежды 1931 г. предусматривала важную унификацию таких предметов, как обувь, ременное снаряжение и т.д. Начальствующему составу милиции полагались сапоги хромовые или яловые, рядовым милиционерам – «обычные, красноармейского образца». Поясной ремень с одношпеньковой латунной пряжкой и кобура с плечевым ремнем выполнялись из темно-коричневой кожи, милицейский свисток – из рога или металла, на кожаном шнурке.
В сталинские времена в милиции очень строго соблюдались правила ношения форменной одежды, соответствующими ведомственными распоряжениями запрещалось ношение шинелей и плащей «внакидку», сдвигание головных уборов «набекрень» или на затылок, прикрепление на форму каких-либо значков, в т.ч. и общественных организаций, кроме государственных наград, расстегивание пуговиц и крючков обмундирования. На нарушителей накладывались наказания, и увольнение из «органов» было не всегда самым суровым из них. Советский милиционер должен был являть гражданам пример безупречной выправки и неукоснительной преданности партии и правительству.
По мере «взросления» Советского государства, система его званий в его силовых структурах «вырастала» из должностей и сокращений революционной поры и приближалась к общемировым стандартам. В 1935 г. для командиров Красной армии были введены «персональные звания» европейского образца. В милицию эти преобразования добрались на следующий год, с постановлением Центральный исполнительного комитета и Совета народных комиссаров (ЦИК и СНК) СССР от 26 апреля 1936 г. для Главного управления Рабоче-Крестьянской милиции НКВД СССР, объявленным приказом по НКВД 5 мая того же года. Для начальствующего состава устанавливались звания: сержант, младший лейтенант, старший лейтенант, капитан, майор, старший майор, инспектор, директор и старший директор с обязательным добавлением к каждому из них слова: «милиции». К рядовому составу и младшему начальствующему составу относились милиционер, старший милиционер, отделенный командир, помкомвзвода и старшина.
addon
Под эти звания вскоре были введены и новые знаки различия, которые, вопреки опасениям некоторых сотрудников, что «вернут старорежимные погоны», оказались традиционными петлицами бирюзового цвета (если судить по музейным экспонатам, с заметным серым отливом) с красной окантовкой. У младшего начальствующего состава звание определялось по числу вертикальных просветов серебристого цвета, у начальствующего состава – по числу горизонтальных золотистых просветов и серебристых звездочек. Довольно отдаленно эти петлицы все-таки напоминали погоны царской армии, только уменьшенные и наложенные на воротник, что стало неиссякаемым источником острот и анекдотов как для граждан, так и для самих милиционеров. Одновременно были утверждены знаки для головных уборов. Они представляли собою изображения государственного герба СССР, выполненные в цвете, при чем для рядовых милиционеров металл значка и, соответственно, колосья на гербе были серебристыми, а для начсостава – золотыми. Начальствующий состав от сержанта милиции и выше на левом рукаве косил нарукавный знак аналогичный значку с головных уборов, но большего размера, в матерчатом штампованном или «шитом» варианте, а рядовой состав имел уменьшенную копию этого значка в петлицах.
3 июля 1936 г. постановлением СНК СССР была организована Государственная автоинспекция (ГАИ) Главного управления РКМ. Для ее сотрудников были учреждены суконные нарукавные нашивки особого типа, представлявшие собой ромб черного цвета с желтой окантовкой, на который было наложено изображение крылатого щитка с перекрещенными молотом и разводным ключом, выполненное из желтого металла. В петлицах рядовой и младший начсостав ГАИ носил аналогичную эмблему. Особую нарукавную эмблему круглой формы с изображением якоря и красной звезды имела речная милиция.
Для личного состава железнодорожной милиции в 1938 г. были введены головные уборы с малиновым верхом, повторявшие цвет фуражек гражданских железнодорожников.
В 1938 г. последовала очередная «промежуточная» реформа милицейской формы одежды. Для всего личного состава РКМ вводились новые двубортные шинели цвета хаки, для начальствующего состава – зимние меховые шапки из коричневого меха с «колпаком» из серо-зеленой шерстяной ткани, повседневные кителя «стального» цвета и облегченные белые кителя, синие зимние и белые летние брюки навыпуск для ношения «вне строя». Фуражки вновь становились главным головным убором советской милиции и фактически возвращались к образцу, имевшемуся до 1931 г., только с бирюзовым околышем и красным кантом. Учитывая недолгий век существования этой формы одежды, сомнительно, чтобы она успела поступить в милицию в большом количестве. В 1939 г. началась очередная реформа, придавшая советским милиционерам тот облик, в котором они встретили начало Великой Отечественной войны. Инициатором этой реформы принято считать тогдашнего наркома внутренних дел Л.П.Берия, поставившего перед соответствующими ведомствами задачу создания удобного и отвечающего требованиям службы милицейского обмундирования.
Приказом от 16 августа 1939 г. по НКВД СССР многие «несовременные элементы» форма одежды стражей советской законности, в т.ч. знаменитый шлем «прости-прощай», были отменены. Этим же приказом вводились новые знаки различия. Знак для головных уборов отныне представлял собою красную эмалированную звездочку с гербом Советского Союза посредине, нарукавный знак начсостава остался неизменным, но появился особый нарукавный знак для политсостава. Он был выпущен в форме пятиконечной матерчатой звездочки с золотой каймой и вписанными серпом и молотом, аналогичной той, что носили армейские политруки, только бирюзового, а не красного цвета. Новые милицейские петлицы были также бирюзового цвета с красным кантом. Знаки различия звания вводились аналогичные армейским – «уголки», «кубики», «шпалы» и ромбы, покрытые синей эмалью с серебристой (младший начсостав) или золотистой окантовкой.
В феврале 1940 г. милиция была переведена на новую форму одежды, оставившую от всех прежних образцов неизменными разве что прорезиненный плащ, «романовский» полушубок, ремень, сапоги да свисток. Впрочем, неизменными остались и кое-какие иерархические традиции: тонкое сукно, шевиот и хромовая кожа для начсостава, а для рядовых – грубошерстное сукно и кирза. Ношение «улучшенного» обмундирования «руководящим составом РКМ» было узаконено приказом НКВД от 7 мая 1940 г. Зато покрой был унифицирован для всех званий. Зимняя форма состояла из шапки-«финки» без козырька из коричневой цигейки с темно-синим верхом и темно-синей двубортной шинели с двенадцатью «гербовыми» пуговицами - золотистыми для начальства и из белого металла для рядовых и младшего начсостава. Зимние гимнастерка и шаровары шились из темно-синего сукна, летние из хлопчатобумажной ткани, белого цвета для гимнастерки и синего – для шаровар. Повседневная фуражка была синей с бирюзовым околышем, летняя – с белой тульей. Воротник и обшлага шинели и зимней гимнастерки, а также шов зимних шаровар обшивались красным кантом, равно как и фуражка.
Форма одежды 1940 г. надолго заложила традиции милицейского мундира в СССР. Вплоть до 1969 г. синий цвет с красным прибором оставался для советских стражей порядка неизменным.
(ПРОДОЛЖЕНИЕ СМ НИЖЕ)

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in