Закрытие аккаунта.

Короч, я вернулся. Пацан сказал - сделал.
Значит, дело такое.
Люди - реально тупое говно.
С х_я мне мететь бисер перд свиньями, как сказано в Писании, если большинство я от говна не отличаю?
Буду теперь общаться с вами в другом формате
Fuck off/Отjeби се.
Ничо хорошего с нами не будет, дарагии саачечессиники, не надейтесь.
Аккаунт закрываю.

ЗЫ. Личка открыта.

"Елабуга, отдай Марину".

Пьеса о судьбе и трагической гибели Марины Цветаевой.
Сочинение - аффтара и Елены Раскиной. Сыграна творческой лабораторией МГЛИ "Блуждающие звезды" в последний предвоенный год.
412306_original
Марина Цветаева - Надежда Кухальская, Сергей Эфрон - Филипп Добрынин.
411943_original (1)
Л-т ГБ Петров - аффтар, Валя - Ирина Серанди.

Пролог.
Август 1941 года. Разрушенная церковь Покрова Божией Матери в Елабуге. На руинах - двое. Марина Цветаева и мальчик-подросток, будущий писатель и поэт Станислав Романовский. Они еще не знают друг друга. Марина рассматривает чудом сохранившиеся фрески. На одной из них Св. Николай Мирликийский удерживает руку палача, занесшего над осужденными свой меч.






С т а с и к, (перехватив взгляд Марины): Он спасет их, этот святой... Ведь они ни в чем не виноваты!
М а р и н а: А если виноваты?
С т а с и к: Все равно спасет. Он же - добрый.
М а р и н а: Это Николай Чудотворец. Ты знаешь такого святого?
С т а с и к: Знаю, мне мама рассказывала.
М а р и н а: Ты молись ему. Всегда надо молиться. Ты - за меня, я - за тебя. Так и спасемся вместе. Тебя как зовут?
С т а с и к (важно): Стас Романовский. Я из эвакуированных.
М а р и н а: Я тоже из эвакуированных. Мы здесь с сыном. Он постарше тебя. Его Георгием зовут.
С т а с и к: А вы чем занимаетесь?
М а р и н а: Я - поэт.
Стасик: Поэт... А я думал - поэты другие...
М а р и н а (заинтересованно): Какие же?
С т а с и к: Ну, как Маяковский! Или как Пушкин. Или эта... Ну, на птицу которая похожа! На фотографии она еще с таким носом!! Как ее?
М а р и н а: Анна Андреевна Ахматова. А что, не похожа я на поэта?
С т а с и к: У поэтов лица такие... гордые, светлые! А вы... Какая-то вы несчастная.
М а р и н а: Когда-то у меня тоже было гордое лицо. В другой жизни. В другом месте. В другом городе...
С т а с и к: Это в Москве что ли? А здесь где вы живете?
М а р и н а: Тут рядом, у фонтана.
С т а с и к: А, у 'фонтала'? Местные его так называют! Там, где из ржавой трубы ржавая вода бьет, и женщины белье стирают?
М а р и н а: Да. Теперь только такие фонтаны остались. Раньше другие были. Красивые...

Ни гремучего фонтана,
Ни горячих звезд...
На груди у Дон Жуана
Православный крест...

Крест... Значит, смерть ... Значит, пора...
(Читать дальше)



Ко дню Памяти жертв Холокоста (Шоа) еврейского народа в 1933-1945 гг.

Несколько запоздало, но от этого не менее искренне.
Пара картинок, нарисованных во время стажировки в Музее и мемориальном комплексе Яд Вашем, еще в довоенное время, и с тех пор затерянных в бумагах, но не в памяти...
Посвящаю их бессмертию жертв, но - в первую очередь - героев еврейского народа, защищавших его честь и существование в отчаянных восстаниях и акциях подполья.
DSCN8950
Поручик Войска Польского Давид Мориц Апфельбаум (личность полумифическая) с бойцами Еврейского воинского союза (Żydowski Związek Wojskowy) ведут бой во время восстания в Варшавском гетто 27 апреля 1943 г. Согласно воспоминаниям польского офицера и подпольщика майора Генрика Иваньского, отвечавшего в Армии Крайовой за связи с еврейскими заговорщиками и принявшего активное участие в восстании в Варшавском гетто, поручик Апфельбаум был единственным из бойцов еврейского Сопротивления, сражавшимся и погибшим в те драматические дни в полной форме польского офицера, но с боевой повязкой повстанцев, изображавшей звезду Давида на бело-синем поле.

DSCN8951
Еще один из эпизодов восстания в Варшавском гетто, по мотивам рапорта начальника СС и полиции Варшавы Юргена Штропа: "Когда мы вошли в гетто первый раз, евреям и польским бандитам удалось оказать сопротивление нашим наступательным соединениям. Пострадали также наши танки бронемашины. Вторая атака была назначена мной на 8:00. При этом воинские соединения были распределены так, что каждая группа была ответственна за определенный сектор в гетто. Хотя стрельба началась снова, на этот раз нам удалось немного продвинуться согласно плану. Противник был вынужден уйти с крыш и засесть в подвалах, землянках и канализации. Чтобы не дать сбежать бандитам в канализацию, было принято затопить ее водой, но евреи сорвали этот план, взорвав клапаны. В конце первого дня мы столкнулись с еще более серьезным сопротивлением (...) В ходе дальнейшей операции нам удалось выгнать евреев из заготовленных мест сопротивления и снайперских гнезд . К 20-21 апреля большая часть занятого так называемого «гетто» находилась в таком состоянии, что сопротивление там нельзя было назвать сколь-нибудь значительным.
Основная еврейская боевая группа, смешанная с польскими бандитами, уже в течении первого и второго дней отступила к Мурановской площади. Там она была усилена значительным количеством польских бандитов. Их план заключался в том, чтобы удерживать гетто любыми средствами, не давая нам войти в него. Еврейский и польский флаги были подняты над зданиями, как будто они бросали нам вызов."


Прощальное письмо одного из последних защитников Варшавского гетто, найденное после войны на месте отчаянных боев апреля 1943 г., не часто упоминающееся отечественными историками. Смелость и отчаяние, архаический традиционализм, предрассудки и твердая вера, беззаветная самоотверженность и жажда мести за свой народ, которые донесли до нас эти полустертые строки из 1943 г., на мгновение воскрешают живого и страдающего человека:
"Варшава, 28 апреля 1943 года.
Я, Иосель, сын Иоселя Раковера из Матернополя, пишу эти строки в тот час, когда Варшавское гетто пылает, а дом, в котором я нахожусь теперь, — один из последних, еще не объятых огнем. Уже в течение нескольких часов мы подвергаемся обстрелу, и стены вокруг меня рушатся. Еще немного — и дом, в котором я нахожусь, превратится в могилу для своих защитников и жильцов, как и все наши дома в гетто. Огненно-красные острые лучи солнца, проникающие через маленькое окошко моей комнаты, из которого мы дни и ночи стреляли по врагу, говорят мне, что теперь вечер, сумерки заката. Солнце, конечно, не знает, насколько не жаль мне, что больше не увижу его…
Collapse )

Форма одежды советской милиции (для сборника Издательства МВД "Советская милиция"). Часть 1.

24521
История формы одежды Милиции СССР чрезвычайно подробно и основательно изложена в монографии Л.Н.Токаря "История российского форменного костюма. Советская милиция. 1918 -1991." (СПб., 1995.), которая на данный момент несомненно является лучшей работой по теме и содержит разнообразный, четко систематизированный и, действительно, практически исчерпывающий материал. К сожалению, широкой аудитории доступна только электронная версия книги, лишенная иллюстраций. Ценным дополнением к книге в этом отношении служит материал с сайта Л.Н.Токаря "Ведомственная Геральдика", представляющий также обширный и тщательно подобранный иллюстративный ряд по истории формы одежды и знаков различия советских стражей порядка.
Проблема творчески развита В.Т.Власенко в его работе "Униформа и знаки различия советской милиции." Ч. 1-10.
После таких фундаментальных исследований предлагаемый очерк не может претендовать более, чем на переработанное в заданных форматом данного сборника сжатых рамках изложение материала по истории милицейской формы одежды, уже известного заинтересованной аудитории из вышеуказанных и других научных работ, ведомственных нормативных актов, мемуарной литературы и т.д., дополненное некоторыми примерами и комментариями.

Февральская революция 1917 г. положила конец двухсотлетней истории полиции Российской империи. В Петерограде и ряде других районов охваченной беспорядками страны это сопровождалась многочисленными убийствами чинов полиции революционными толпами и вставшими на их сторону войсками, а также уголовными элементами. Когда 10 марта 1917 г. Департамент полиции был упразднен постановлением Временного правительства, на большей части территории России правоохранительных органов уже практически не существовало.
Тем не менее, на местах революционерами предпринимались попытки создания вооруженной охраны порядка. Так уже с конца февраля – начала марта 1917 г. улицы в Петрограде начли патрулировать военнослужащие, при чем каждому отделению назначался начальник из числа революционных студентов, хорошо знавших город. 4 марта было объявлено о создании Петроградской народной милиции. Единственными знаками отличия милиционеров были белые нарукавные повязки с проштампованными красными литерам «Г.М.» - «городская милиция» и печатью милиции. Подобно «старорежимным» городовым, каждый милиционер получал личный номер, который был пропечатан на его повязке и удостоверении.Collapse )

Форма одежды советской милиции (для сборника Издательства МВД "Советская милиция"). Часть 2.

В то время, как униформа и знаки различия РКМ в 1920-30-х гг. менялись практически с частотой калейдоскопа, вооружение советской милиции демонстрировало гораздо более стабильные тенденции. Несомненно, основным милицейским оружием на протяжении всего этого периода оставался старый добрый револьвер системы Нагана, сначала имперского, а затем уже советского производства. С принятием на вооружение в 1930 г. нового пистолета Токарева, знаменитого ТТ, он постепенно начал проникать в органы внутренних дел, но даже к началу Великой Отечественной войны наган все равно оставался вне конкуренции. РКМ располагала также небольшими партиями пистолетов и револьверов других моделей. Основным оружием дальнего боя советских милиционеров была безотказная винтовка Мосина образца 1891/1930 г. с не менее легендарным четырехгранным штыком. Конная милиция и, в начале 1920-х гг., значительная часть начсостава вооружались шашками.
Автоматическое оружие – пистолет-пулеметы ППД и ППШ, самозарядные винтовки СВТ, ручные и станковые пулеметы - начали поступать в милицию заслуживающими внимания партиями только после начала Великой Отечественной войны в связи с активным выполнением органами внутренних дел задач военного времени в ближнем и дальнем тылу действующей Красной армии. В случае же, если милицейские подразделения решали фронтовые боевые задачи, как, например, в 1941 г. при обороне Одессы, Киева и еще ряда советских городов, военное командование старалось обеспечить их вооружением и боевым снаряжением наравне с армейской пехотой. Впрочем, стальной шлем и противогаз в военные годы стали неизменной частью милицейского снаряжения даже в глубоком тылу. Встречаются фотографии, на которых милиционеры запечатлены даже в "лендлизовских" касках MkII британского производства, получивших международное прозвище "тазик для бритья".

Серьезные перебои с обеспечением форменной одеждой, наблюдавшиеся в советской милиции в 1941-45 гг., вызвали к жизни приказ НКВД за номером 208, разрешавшего личному составу РКМ ношение защитного армейского обмундирования.Collapse )

Вышла книга "Советская милиция", продолжающая серию об истории правоохранительных органов России.

Друзья из Студии писателей МВД России из Москвы сообщили о том, что после долгих родовых мук таки увидела свет книга "Советская милиция", продолжающая серию об истории правоохранительных органов России, начатую изданием: А.Борисов, М.Кожемякин, А.Алькинская. "Полиция Российской империи." Студия писателей МВД, М., 2012.

В новом исследовании мне принадлежит два раздела: "Форма одежды советской милиции в 1917-1991 гг." (текст статьи обещаюсь опубликовать здесь, как только будет возможность) и "Советская милиция в литературе и кинематографе СССР".

Книгу пока что в руках не держал, и, к сожалению, не могу с уверенностью сказать, когда смогу это сделать. Как не уверен и в том, что, under the circumstances, это моя "крайняя", как говорят в войсках, а не "последняя", как говорят штатские, вышедшая книга. ;)
Однако, если - исключительно в виде исключения :) - поверить словам отчаянного и несчастного героя исторической саги Генриха Сенкевича "Пан Володыевский" Азьи Тугай-беевича (воплощенного в экранизации блестящим Даниэлем Ольбрыхским), "ПОСЛЕ ТЕМНОЙ НОЧИ БОГ ДЕНЬ НА ЗЕМЛЕ СОТВОРЯЕТ, И СОЛНЦУ ИЗ МОРЯ ВСТАВАТЬ ВЕЛИТ".

"И мы, друзья, не станем унывать!"
                               (А.С. наш Пушкин)
________________________________________________________________________________________М.Кожемякин.

Всякому, сюда входящему.

Приперся поучить меня любить Родину?  Если думаешь, что знаешь, как Ее любить "правильно", а как нет, ты не патриот, а фетешист. Иди кукуй!

Хочешь, в духе моды, посоветывать мне "валить из России"? Вали сам! Чище будет. Иди кукуй!

Хочешь сказать мне все свое в лицо? Браво! Смелый кролик. Пиши в личку. Встретимся. Там и тогда, когда будет удобно мне. Потому, что опыт подсказывает: если ты поклонник Пу (а значит - тебе насрать на будущее России), скорее всего, у тебя кривое представление о чести.

Если ты не такой/такая - wellcome.

"Ложь с экрана способна погубить личность" - Росбалт.ру.

Источник: http://www.rosbalt.ru/main/2014/12/26/1352989.html

2014 год оказался богат на события, которые в иные времена называли бы эпохальными. Оценки им разными людьми даются подчас строго противоположные, но так или иначе мы видим, что в окружающей нас реальности идут тектонические сдвиги. О главных событиях минувшего года обозреватель "Росбалта" побеседовал с доктором исторических наук, востоковедом и политологом, доцентом Высшей школы экономики Еленой Галкиной.

— Наверное, стоит начать разговор с перечисления главных событий года.

– Главным событием года, конечно, стала украинская революция. Она показала, что так называемая "четвертая волна демократизации" существует как явление. Известно, что идею волн демократизации выдвинул социолог и политолог Сэмюэл Хантингтон. При этом нынешняя волна отличается и от событий конца 80-х годов XX века, когда происходило крушение советской системы, и от "цветных" революций начала XXI века (третей волны демократизации по Хантингтону).
"Арабская весна" 2011 года стала как раз началом волны революций. Мы видим, что они происходят в развивающихся странах с режимами имитационной демократии или откровенно авторитарными. Революции связаны с завершением этапа модернизации и появлением массы людей, которым необходимо уже не только иметь средства на пропитание (поскольку проблемы голода в целом уже нет), но важна именно реализация собственных способностей на благо общества.
Именно таков был запрос этих революций, начиная с туниской 2010-2011 годов и заканчивая украинской 2013-2014 годов. Люди были недовольны коррупцией, требовали вертикальной мобильности, возможности для шага вперед. Это не антиолигархические революции. Это революции против системы, в которой существуют "стеклянные потолки", то есть, некие неформальные ограничители социального роста для разных слоев общества, где все перспективные места заняты по принципу непотизма (когда высшие должностные лица, используя неформальные связи, раздают места в руководстве крупных бизнес-структур своим близким, — "Росбалт"), где система управления несправедлива по отношению к людям, желающим реализовать себя.

– Какие еще события вы выделили бы в 2014 году?

– Я бы выделила еще два проекта — Исламское государство и Новороссия. Что их объединяет? Оба являются проектами исторических реконструкций. Это попытки воссоздания консервативно-патриархальных обществ в странах, переживших модернизацию. Оба явления показывают, что попытки создания таких искусственных образований, попытки жить по средневековым системам ценностей ведут к рекам крови. И чем больше упорствуют в этих попытках, чем больше пытаются привести современную действительность в соответствие с какими-то средневековыми текстами и нормами, тем больше крови и жертв.
То же можно сказать и о странах, в которых прогрессистские модели по каким-то причинам оказались неудачными, например, о России. Попытка навязать ей консервативно-патриархальный проект однозначно ведет к деградации ее государственной системы и, в конечном счете, к ее разрушению.

– Революцией в Киеве и ответом на нее в Донбассе главные события года ограничиваются?

– Третьим важным итогом этого года нужно назвать роль СМИ в тех военных конфликтах, о которых мы говорили. И Россия на востоке Украины, и "Исламское государство" в Ираке и Сирии очень широко и эффективно использовали средства массовой информации. Оба этих случая показывают насколько может быть опасна сила слова или телевизионной картинки. Эти события показали, насколько велико влияние журналистов на эти события и, соответственно, насколько велика их ответственность за ложь, которая порой посылает на бессмысленную гибель тысячи людей, которые насилуют и убивают тысячи других людей.
Так что итогом этого года стало понимание того, как СМИ при их высоких современных технологиях могут открыть в человеке такие низменные стороны его души, о которых он раньше, возможно, даже не подозревал. СМИ подчас делают сегодня людей садистами, сознательными лжецами, которые получают удовольствие от своей лжи и за очень краткий промежуток времени могут погубить личность. Мне кажется, что после событий этого года каждый журналист, каждый хозяин СМИ должен почувствовать свою ответственность за то, что он делает.

– Какой, на ваш взгляд, главный итог этого года можно вывести для России?

– Главный итог, как мне представляется, состоит в том, что государственная машина нынешнего правительства Российской Федерации практически превратилась в фикцию. Несмотря на то, что власть демонстрирует, что держит руку на пульсе государственного управления, на самом деле мы видим, что это не так. Это заметно хотя бы по резким колебаниям в российской экономике. Еще одним свидетельством деградации государственной машины является привлечение для расчетов последствий "крымско-новороссийской" авантюры экспертов, которые давали удивительно некомпетентные заключения. Например, что после начала войны с российской экономикой ничего не случится, что десять украинских областей за пару недель присоединятся к РФ или образуют некое новое государство. Те, кто писали такие заключения, либо неграмотны, либо аферисты, старавшиеся угадать направление мысли руководства страны. Привлечение таких "специалистов" с одной стороны, и отстранение академической общественности от участия в такой экспертизе с другой, —демонстрация той прописной истины, которая сводится к тому, что "рыба гниет с головы".

Беседовал Александр Желенин.