?

Log in

No account? Create an account

Михаил Кожемякин.

"Делай, что должен, и пох_й, что будет."

Previous Entry Share Next Entry
История полицейского мундира в дореволюционной России. (Часть 2)
m1kozhemyakin
pristav gorodovoj nadziratel
Широкие демократические и административные преобразования, проведенные в российской империи в период царствования императора Александра II (заслужившего репутацию одного из самых прогрессивных российских монархов и смелого реформатора) нашли отражение, в частности, в проведенной в 1858-1869 гг. реформе полиции. В духе либерализации российского общества была отменена сословная практика выборности ряда полицейских чинов «шляхетством», а система управления полиции централизована на государственном и губернском уровне. Если ранее в полицию направлялись в основном офицеры, негодные к строевой службе по состоянию здоровья или «забракованные» армией, то при Александре II туда стали привлекать офицеров, имевших хорошие служебные характеристики. Набирали на полицейскую службу также талантливую молодежь с университетским образованием, в т.ч. «разночинную». Система должностей в полиции была унифицирована за счет упразднения некоторых изживших себя элементов, например, капитан-исправников, становых приставов и т.п.До 1917 г. она просуществовала в следующем виде: обер-полицмейстер – полицмейстер (уездный исправник на селе) – участковый пристав (становой пристав на селе) – околоточный надзиратель (полицейский урядник на селе) – городовой (сотский, а с 1903 г. - стражник на селе). Вышеупомянутые должностные лица, кроме сотских, носили военные чины. Полицейские «классные чины», т.е. чиновники, имели статские чины согласно «табели о рангах». Вольнонаемная тайная агентура, или «филеры», зачастую чинов вовсе не имела.
Повышению престижа чинов полиции и полицейской службы в обществе способствовала новая реформа полицейского мундира. Традиционно для Российской империи она проходила в тесной связи с реформой военной формы. После нескольких усовершенствований прежней, николаевской формы, в царствование Александра II российский военный и полицейский костюм претерпел существенные изменения. Были утверждены следующие виды формы «классных чинов»:
- парадная,
- праздничная,
- воскресная;
- обыкновенная,
- будничная (варианты с мундиром и с сюртуком),
- дорожная.
Важнейшим нововведением в полицейской форме, свидетельствовавшем о набиравшей силу демократизации общества, стало учреждение императорским указом от 1863 г. номерной полицейской бляхи. Указ гласил: «каждый полицейский служитель носит на груди круглый медный знак с изображением нумера, под которым он состоит в списках». Таким образом, полицейские «персонифицировались» для повышения их ответственности за свои действия (впрочем, сохранились сведения о случаях, когда городовые при несении службы «менялись бляхами», получая за это лишь минимальное взыскание от начальства).
В 1860-х г. реформа полицейской униформы была в целом завершена. После нескольких проектов, предусматривавших мундиры полицейских чинов то зеленого, то серого цвета; шапки (в основу которых, как и в армии, был положен покрой французского кепи) с цветными околышами или без; погоны наподобие армейских или специального образца, в 1867 г. был учрежден окончательный вариант. Базовым цветом полицейской формы одежды становился темно-зеленый. Из сукна этого цвета шились двубортные мундиры сюртуки, чиновничьи пальто и другие образцы верхней форменной одежды. Кепи также были мундирного цвета, с лакированным козырьком и кокардой (у нижних чинов – с изображением герба губернии «под короной»); с сюртуком офицерами и чиновниками носились фуражки. Шинели и плащи при этом были серыми, армейского сукна, а шаровары (брюки) – серо-синими. Полиции был присвоен оранжевый приборный цвет, которым окантовывались петлицы на отложных воротниках мундиров и шинелей, швы на шароварах, обшлага мундиров и т.д. Знаком отличия нижних чинов полиции стал двойной шерстяной плечевой шнур (жгут) оранжевого цвета, носившийся вместо погон. При этом у рядовых на нем крепилась одна посеребренная «гомбочка» (широкое металлическое кольцо, заменявшее лычки или звездочки), у унтер-офицеров – две, у полицейских урядников – три. Офицеры носили золотые погоны с оранжевыми просветами и окантовкой, чиновники – серебряные или золотые плечевые шнуры, перевитые черно-бело-оранжевыми нитями. Высшим полицейским чинам (обер-полицмейстерам, полицмейстерам и т.п.) полагалось золотое шитье на воротниках и обшлагах мундиров. Полицейские, ранее служившие в гвардии, сохраняли право носить гвардейские петлицы. За выслугу лет присваивались шевроны из золотого галуна, нашивавшиеся на левом рукаве. Вооружение полицейских чинов в тот период было довольно многообразным: шпаги образца 1855 г. у высших чинов и у чиновников, пехотные сабли у офицеров, полусабли у унтер-офицеров, тесаки у рядовых. На эфесе холодного оружия обязательно носился темляк – специальный ремешок для крепления его к запястью, выполнявший также церемониальные функции: он украшался цветными кистями, различавшимися в зависимости от чина и рода службы. Важной частью снаряжения стал роговой полицейский свисток, крепившийся к пуговице (крючку) мундира на цепочке с петлей. В 1872 г. все чины полиции, начиная с городовых, были вооружены револьверами системы Смита-Вессона (обр. 1871 и 1972 гг.) и драгунскими шашками. Последние стали не только излюбленным оружием российских полицейских, но и частой темой в народных анекдотах и шуточных частушках. Там они фигурировали под названием «полицейских селедок» (например: «…Городовой догнал бомбиста/ И потчует селедкой»). Для проведения некоторых опасных операций (задержание революционеров-террористов, подавление массовых беспорядках) нижние полицейские чины могли вооружаться винтовками со штыками.
Воцарение императора Александра III (1881-1894), взявшего курс на развитие в России «народного духа», принесло существенные изменения в имперскую униформу, в т.ч. – в полицейскую. Целью новых реформ в этой области было приближение военного мундира к русскому народному костюму. Впрочем, несмотря на очевидное удобство, новая форма не пользовалась особой популярностью в войсках. Ее основу составлял темно-зеленый кафтан простонародного покроя со стоячим воротником, застегивавшийся на крючки вместо пуговиц. У рядового городового и полицмейстера он различался только качеством сукна и знаками различия. По воротнику и обшлагам пропускался оранжевый кант. У старших чинов полиции на воротниках и обшлагах размещались серебряные или золотые петлицы, комбинация которых свидетельствовала о старшинстве чина (по две петлицы на воротнике и обшлагах у полицмейстера, и далее, по убывающей, до одной петлицы на воротнике у пристава). Полицейские офицеры носили галунные погоны с оранжевыми просветами и серебряными звездочками, а в особо торжественных случаях – парадные эполеты. Околоточные надзиратели имели погоны из мундирного сукна с оранжевой выпушкой и продольной полоской серебряного галуна (по воротнику и обшлагам мундира околоточных – также галунная полоска). Городовым полагались оранжевые наплечные жгуты с одной-тремя гомбочками, которые отныне стали знаком получаемого оклада (высшего-среднего-низшего). Чиновникам полиции - плетеные плечевые шнуры, аналогичные знакам различия чиновников Военного министерства. Покрой шинели остался прежним, однако она также застегивалась на крючки вместо пуговиц; в непогоду полицейские носили «капюшоны» из плотной материи, напоминавшие казачьи башлыки. Летнюю форму представлял белый холщовый китель. Шаровары при всех видах формы носились серо-синие с оранжевой выпушкой по шву. Шапка шилась наподобие круглой казачьей папахи-кубанки, из черной мерлушки с темно-зеленым суконным верхом. У высших чинов полиции на ней крепились герб губернии или государственный герб, а также офицерская кокарда. У полицейских начальников, имевших генеральские звания, шапка была из белой мерлушки с красным донцем (и подкладка шинели также красная). У городовых, согласно указа 1886 г., на шапке помещались герб губернии, а под ним - латунная лента полукруглой формы с выгравированном на ней личным номером. Нагрудные номерные бляхи городовых, соответственно, упразднялись. В качестве облегченного головного убора использовалась фуражка мундирного цвета, с 1879 г. летом на нее было разрешено надевать белый чехол. Оружие носилось на черных портупейных ремнях, шашка – слева, револьвер – на правом боку, в кобуре, на крепившемся вокруг шеи оранжевом шнуре.
В самом конце царствования Александра III, в 1892 г., всем нижним чинам полиции, ранее имевшим армейские унтер-офицерские или ефрейторские звания, были «высочайше дарованы» поперечные погоны прямоугольной формы с соответствующим количеством лычек, нашивавшиеся на плечах под полицейским жгутом. Эти нашивки было принято именовать «карточкой». Существует мнение, что выражение «намять карточку» появилось в российской уголовном жаргоне в начале XX в. именно для обозначения избиения городового (например: «Намял карточку и отъехал на кичман», т.е. был заключен в тюрьму за нападение на полицейского).
В период последнего царствования в Российской империи, т.е. правления Николая II (1894-1917), в связи с мощным усилением революционного движения соответственно возрастала и роль полиции в защите существовавшего государственного устройства и в охране общественного порядка. Царское правительство уделяло немалое внимание развитию полиции, что отразилось на модернизации полицейского мундира и снаряжения.
Доработка полицейской формы была в целом завершена к 1904 г. Мундир для нижних и младших начальствующих чинов (городовые, а также околоточные надзиратели, не имевшие офицерских чинов) «наружной» (т.е. несущей регулярную службу по охране порядка в населенных пунктах) был двубортным, застегивавшимся на крючки. Он носился с поясом наподобие уланского кушака из черного сукна или черным лакированным кожаным ремнем, а также с шароварами армейского образца того же цвета. Выпушки на шароварах, канты на обшлагах, воротнике, поясе, «карточках» и погонах, плечевые шнуры и шнур для револьвера были приборного цвета. Число нашивок желтого цвета на «картчке», означавших чин, полученный городовым на военной службе и сохраненный в полиции, отныне соответствовал числу латунных «гомбочек» на плечевом шнуре. Околоточные надзиратели, состоявшие в унтер-офицерских и фельдфебельских чинах, носили погоны мундирного цвета с красным кантом и галунными лычками. Шапки младших полицейских чинов шились из черной мерлушки или каракуля с черным же суконным донцем, перекрещенным красным кантом (иллюстративные материалы свидетельствуют, что существовали и варианты с красным донцем). Альтернативным головным убором являлась фуражка, черная, с лакированным козырьком и красными выпушками по околышу и по тулье. У околоточных надзирателей на шапках укреплялись офицерские кокарды и, под ними, изображения городского или губернского герба, а на фуражках – только кокарды. У городовых на любом головном уборе носились гербы, а под ними – ленточки с личным номером. В царствование Николая II была вновь восстановлена нагрудная полицейская бляха с номером. Все металлические элементы униформы у петербургских и московских полицейских были белого металла, у провинциальных – желтого. Зимнюю форму одежды полиции представляли шинели аналогичного армейскому покроя (согласно фотографиям тех лет – черные или серые) с черными петлицами, окантованными выпушками приборного цвета, и башлыки из верблюжьей шерсти (у офицеров – обшитые серебряным галуном), летнюю - белые кителя из хлопчатобумажной или прочной льняной ткани, а также белые чехлы на фуражки. Рядовыми полицейскими использовались и белые солдатские гимнастические рубахи - знаменитые «гимнастерки». Знаки различия и на зимней, и на летней форме одежды были установленного для полиции образца.
Особую форму одежды имели чины городской конно-полицейской стражи, мундиры которых были укорочены на драгунский манер и украшены на фалдах шестью пуговицами. Зимние шапки конных полицейских были драгунского образца (с прорезью сзади по околышу), фуражки – с подбородными ремешками, а сапоги – со шпорами.
Снаряжение полицейских периода последнего царствования было дополнено кожаной сумкой для бумаг и документов, носившейся на ремне. Первые российские регулировщики дорожного движения получили деревянные жезлы белого цвета. Значительная часть полиции была перевооружена револьверами системы Нагана, высочайше утвержденного в 1895 г. образца, хотя и старые «Смит-Вессоны» (образцов 1871, 1872 и 1880 гг.) продолжали встречаться, особенно в провинции. Свисток и надежная полицейская «селедка» оставались неизменными. Винтовки, которые российским полицейским в начале ХХ в. приходилось применять все чаще, были конструкции Мосина, образца 1891 г., при чем конные полицейские пользовались укороченными драгунскими винтовками. Нижние чины полиции носили юфтевые солдатские сапоги, а начальники – офицерские, со шпорами. В слякоть городовые и околоточные имели право нести службу в резиновых калошах и плащах-дождевиках, в стужу – в овчинных полушубках.
Полицейские офицеры в России начала ХХ в. носили общеармейские двубортные темно-зеленые мундиры (полукафтаны, сюртуки) с красным кантом и серебряными погонами (парадная форма сохранялась с эполетами), фуражки или шапки с офицерскими кокардами. Модернизация формы одежды сказалась во введении удобного повседневного кителя и брюк покроя галифе (в России они первоначально назывались «суженки»), а также двубортного белого летнего кителя без отделки. После неудачной русско-японской войны 1904-05 гг., когда царским правительством была проведена реформа военной формы с целью повышения ее престижа в обществе, соответственно изменились и мундиры офицеров полиции. В годы Первой мировой войны, когда в Российской императорской армии господствовало однотонное полевое обмундирование цвета «хаки», согласно свидетельствам современников, многие полицмейстеры и участковые приставы, желая продемонстрировать свою солидарность с военными, также переоделись в полевую форму.
В 1900-1910-х гг. в российской полиции существовал ряд специализированных формирований, призванных решать конкретные оперативные задачи. В отношении униформы наиболее интересны три из них: дворцовая полиция, осуществлявшая внешнюю охрану царских резиденций; речная полиция, несшая охрану мостов, пристаней и судоходства на реках; а также уездная полицейская стража, предназначавшаяся для поддержания порядка в сельской местности.
Дворцовые полицейские отличались особенно роскошной униформой. Покрой ее был аналогичен общеполицейскому, однако мундирным цветом был цвет «морской волны», т.е. сине-зеленый, бирюзовый. Вместо красных жгутов на плечах и красных револьверных шнуров, дворцовые полицейские носили серебряные, перевитые красной нитью. На фуражках или шапках, над лентой с номером, помещалось серебристое изображение двуглавого орла. Шинели были серые, двубортные, офицерского покроя, с посеребренными пуговицами и петлицами мундирного цвета, окантованными красным. Обязательным предметом обмундирования дворцовых полицейских являлись белые замшевые перчатки. Офицеры дворцовой полиции, как правило, переведенные из гвардейских полков, носили на мундирах гвардейские петлицы и имели серебряные кушаки и серебряные шнуры к револьверам. А вот прозвище чинов дворцовой полиции, распространенное среди их скромных городских коллег, было самое неромантичное: «индюки».
Речная полиция, номинально созданная в Санкт-Петербурге еще в 1866 г., в начале ХХ в. получила униформу, являвшуюся симбиозом военно-морских и полицейских элементов. Нижние чины в летний период носили матросские форменки синего или белого цвета или кителя морского образца из грубой хлопчатобумажной ткани; в зимнее – флотские черные двубортные бушлаты. Брюки всегда выпускались поверх сапог. На бляхе с личным номером указывалась принадлежность к речной полиции. При этом шинели и фуражки, а также знаки различия полагались такие же, как у сухопутных городовых. Вооружение нижних чинов речной полиции составляли револьвер и «бебут» (род тесака) образца 1907 г. Офицеры речной полиции обладали всем разнообразием формы одежды офицеров Российского императорского флота: синие, черные и белые кителя со стоячими воротниками; черные двубортные «тужурки» и сюртуки, носившиеся с галстуком и белой рубашкой; шинели с двумя рядами пуговиц и морские плащи с прелиной. При парадной форме полагались шляпа-«двууголка» и шпага, при служебной – фуражка и кортик. Единственным отличием офицеров речной полиции от их флотских коллег были полицейские выпушки на фуражке и такие же канты и просветы на погонах.
Вольнонаемная уездная полицейская стража начала вводиться в 1903 г. в сельских районах вместо имевших явно недостаточную компетенцию сотских. Стражники, действовавшие, как правило, в конном строю, были обмундированы сходно с армейскими кавалеристами: темно-зеленые двубортные мундиры или белые гимнастерки, серые шинели с башлыками, фуражки с солдатскими кокардами (под ними, как знак полицейской службы, на околыше помешалось изображение губернского герба), сапоги со шпорами, драгунская шашка на боку. Отличием от армейцев были также канты на мундирах и фуражках «старого» полицейского оранжевого цвета, а также оранжевые жгуты, носившиеся на плечах вместо погон. Есть упоминания о случаях ношения стражниками зеленых наплечных жгутов и казачьих папах. Офицеры конной стражи, равно как сельские исправники и урядники, при общеармейских мундирах имели оранжевые канты и выпушки, а так же золотые (а не серебряные, как в городской полиции) погоны. Конным стражникам официально полагались револьверы, однако на деле им, как правило, выдавались драгунские винтовки со штыками: в сельской местности чаще приходилось стрелять с дальней дистанции, а штык был незаменим при подавлении массовых беспорядков (сдерживание толпы).
ХХ в. внес много нового в чиновничий мундир Российской империи. Полицейские «классные чины», равно как и служащие других граждански ведомств, были приближены в отношении обмундирования к чиновникам Военного министерства (высочайше утвержденные образцы гражданской формы одежды от 1904 г.). Парадный мундир с шитьем и мундирный фрак (вицмундир) был оставлен только высшим чиновникам, а для остальных «классных чинов» в качестве вицмундира был введен двубортный сюртук с открытым воротом, близкий по покрою к гражданскому пиджаку и носившийся с белой рубашкой и галстуком-«бабочкой». Цветом мундира был очень темный оттенок зеленого, именовавшийся в народе «бутылочным». Появились также удобная повседневная тужурка черного цвета (летняя – белая), зимнее пальто, шинель или плащ были дополнены меховым воротником, а основным головным убором стала мундирного цвета фуражка с лакированным козырьком, бархатным околышем и кокардой (зимой – мерлушковая шапка). Брюки чиновникам предписывалось носить исключительно навыпуск, кроме как при езде верхом в командировках. Пуговицы на чиновничьих мундирах центральных ведомств были с изображением двуглавого орла, на мундирах губернских чиновников – с гербом и названием губернии. Впрочем, большинство полицейских чиновников, имевших отношение к сыскной или иной оперативной работе, надевали мундир только в торжественных случаях, а свои повседневные обязанности предпочитали исполнять в цивильной одежде. Впрочем, здесь также существовали некоторые предпочтения, вызванные как удобством, так и особой полицейской модой. Например, особой популярностью пользовались ботинки с гетрами или спортивные туфли и брюки с гольфами, удобные кепи с наушниками или хорошо державшиеся на голове прочные котелки, представлявшие некоторую защиту от удара по голове. Филеры любили носить демократичные пиджаки узора «в стрелочку» или «в крапинку», под которыми легко пряталось излюбленное оружие сыщиков – малогабаритные револьверы или пистолеты, кинжалы-стилеты, кастеты, каучуковые дубинки и т.д. Некоторые оригиналы надевали под костюм вышитые русские или украинские рубашки, чтобы подчеркнуть свою «близость к народу».
Долгое время царское правительство экспериментировало со знаками различия гражданских чиновников, то вводя в 1904 г. для чинов гражданских ведомств погоны, то в 1910 отменяя их, то вновь учреждая в 1912 г. – на сей раз только для глав министерств и департаментов. Окончательным вариантом для чиновничества всех классов стали бархатные петлицы, нашивавшиеся на воротниках форменной одежды. Ранг чиновника определялся по числу звездочек и просветов на петлицах.
В подобном виде мундиры российской полиции просуществовали до Февральской революции 1917 г. в России, история которой омрачена многочисленными убийствами полицейских чинов революционерами, примкнувшими к ним уголовными элементами и просто бесчинствовавшими толпами погромщиков. 10 марта 1917 г. указом Временного правительства Департамент полиции Министерства внутренних дел был упразднен.
Однако красивая и удобная полицейская униформа Российской империи еще не раз оказывала влияние на форму одежды советских и российских правоохранительных органов.
__________________________________________________________________Михаил Кожемякин.

Использованная литература:
1. Горобцов В.И., Гонюхов С.О. Российская полиция в мундире. Учебное пособие. М., «Рейтар», 2000.
2. Хренов М.М ., Зубов Р.Т., Коновалов И.Ф., Нестеров-Комаров Г.Н., Теровкин М.А. Военная одежда русской армии. М ., 1994
3. История полиции России. Краткий очерк и основные документы: Учеб. пособие. / Под ред. Курицына В.М. М., 1998.
4. Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. / Борисов А.В., Детков М.Г., Кузьмин С.И., Малыгин А.Я., и др.; Редколлегия: Воронцов В.И., Головнев Л.П., Демидов Н.И., Евдокимов В.А., Некрасов В.Ф., Пономарев П.Г., Фурс А.В.; Гл. ред.: Горлов А.Г. М., 1996.
5. Полиция и милиция России: страницы истории. М., 1995.
6. Бородулин А.Л., Каштанов Ю.Е. Армия Петра I. М., «Техника – молодежи», 1994.
7. Иванов С.С. Краткий словарь чинов и званий, упоминаемых в табели о рангах. В кн. Памятники русского права / Под ред. Софроненко К.А. Вып.8. М., 1961.
8. Сизиков М.И. История полиции России (1718 - 1917 гг.): Становление и развитие общей регулярной полиции в России XVIII в. М., 1992.
9. Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской империи. М., 1991.
10. Жук А.Б. Стрелковое оружие. Револьверы, пистолеты, винтовки, пистолеты-пулеметы, автоматы. М., 1992.
11. Бегунова А.И. От кольчуги до мундира. М., 1993.
12. Федосов А. Гомбочки – знаки различия. «Карелия» № 56 (903).

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.