Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Ко дню Памяти жертв Холокоста (Шоа) еврейского народа в 1933-1945 гг.

Несколько запоздало, но от этого не менее искренне.
Пара картинок, нарисованных во время стажировки в Музее и мемориальном комплексе Яд Вашем, еще в довоенное время, и с тех пор затерянных в бумагах, но не в памяти...
Посвящаю их бессмертию жертв, но - в первую очередь - героев еврейского народа, защищавших его честь и существование в отчаянных восстаниях и акциях подполья.
DSCN8950
Поручик Войска Польского Давид Мориц Апфельбаум (личность полумифическая) с бойцами Еврейского воинского союза (Żydowski Związek Wojskowy) ведут бой во время восстания в Варшавском гетто 27 апреля 1943 г. Согласно воспоминаниям польского офицера и подпольщика майора Генрика Иваньского, отвечавшего в Армии Крайовой за связи с еврейскими заговорщиками и принявшего активное участие в восстании в Варшавском гетто, поручик Апфельбаум был единственным из бойцов еврейского Сопротивления, сражавшимся и погибшим в те драматические дни в полной форме польского офицера, но с боевой повязкой повстанцев, изображавшей звезду Давида на бело-синем поле.

DSCN8951
Еще один из эпизодов восстания в Варшавском гетто, по мотивам рапорта начальника СС и полиции Варшавы Юргена Штропа: "Когда мы вошли в гетто первый раз, евреям и польским бандитам удалось оказать сопротивление нашим наступательным соединениям. Пострадали также наши танки бронемашины. Вторая атака была назначена мной на 8:00. При этом воинские соединения были распределены так, что каждая группа была ответственна за определенный сектор в гетто. Хотя стрельба началась снова, на этот раз нам удалось немного продвинуться согласно плану. Противник был вынужден уйти с крыш и засесть в подвалах, землянках и канализации. Чтобы не дать сбежать бандитам в канализацию, было принято затопить ее водой, но евреи сорвали этот план, взорвав клапаны. В конце первого дня мы столкнулись с еще более серьезным сопротивлением (...) В ходе дальнейшей операции нам удалось выгнать евреев из заготовленных мест сопротивления и снайперских гнезд . К 20-21 апреля большая часть занятого так называемого «гетто» находилась в таком состоянии, что сопротивление там нельзя было назвать сколь-нибудь значительным.
Основная еврейская боевая группа, смешанная с польскими бандитами, уже в течении первого и второго дней отступила к Мурановской площади. Там она была усилена значительным количеством польских бандитов. Их план заключался в том, чтобы удерживать гетто любыми средствами, не давая нам войти в него. Еврейский и польский флаги были подняты над зданиями, как будто они бросали нам вызов."


Прощальное письмо одного из последних защитников Варшавского гетто, найденное после войны на месте отчаянных боев апреля 1943 г., не часто упоминающееся отечественными историками. Смелость и отчаяние, архаический традиционализм, предрассудки и твердая вера, беззаветная самоотверженность и жажда мести за свой народ, которые донесли до нас эти полустертые строки из 1943 г., на мгновение воскрешают живого и страдающего человека:
"Варшава, 28 апреля 1943 года.
Я, Иосель, сын Иоселя Раковера из Матернополя, пишу эти строки в тот час, когда Варшавское гетто пылает, а дом, в котором я нахожусь теперь, — один из последних, еще не объятых огнем. Уже в течение нескольких часов мы подвергаемся обстрелу, и стены вокруг меня рушатся. Еще немного — и дом, в котором я нахожусь, превратится в могилу для своих защитников и жильцов, как и все наши дома в гетто. Огненно-красные острые лучи солнца, проникающие через маленькое окошко моей комнаты, из которого мы дни и ночи стреляли по врагу, говорят мне, что теперь вечер, сумерки заката. Солнце, конечно, не знает, насколько не жаль мне, что больше не увижу его…
Collapse )